Рыболовный магазин
Нижний Новгород, Нижне-Волжская наб
+7 (831) 934 14 83
+7 (910) 601 08 61

Вход

Добро пожаловать, дорогой друг.
Войти

Регистрация

Готовы совершить лучшие покупки? Давайте начнем!
Зарегистрироваться

Напоминание пароля



Вы забыли свой пароль? Не переживайте, мы напомним. Введите email, который вы использовали при регистрации




Напомнить пароль

Add a Review

На основании 78 отзывов

Рыбалка на улсе

40054 руб

В наличии

Вн.код 859791

Посмотреть все товары категории рыбалка

Потом позавтракали и начали собирать вещи, поглядывая на небо - не грозит ли нам дождь. Но погода явно налаживалась, и уровень воды в Улсе почти вернулся к прежнему. Я надеялась, что раз воды чуть больше, то идти пешком нам предстоит по реке чуть реже. Выглянуло солнце, подсушили мы влажный от конденсата тент, и загрузились в лодку. Но на ближайшем перекате снова пришлось прогуляться по дну, не помог и прошедший дождь. А вот течение, кажется, усилилось. Еще навстречу нам дул холодный сильный ветер, так что я надела и кофту, и ветровку. Следующий перекат проходили уже не вылезая из лодки, но порулить пришлось знатно - камней там было столько натыкано! Мы проплыли несколько впадающих ручьев и речек, среди них Яранга и Широкая. Она впадала так же, как Крестовка, несколькими потоками. Справа начались группы высоких скал.

рыбалка на улсе

Мы смотрели сначала на них, а потом повернули головы налево, и увидели двух человек, пробиравшихся то по реке, то по берегу во встречном нам направлении. Они были в болотных сапогах, с рюкзаками. Ближе разглядели, что это мужчина в возрасте и женщина с городской стрижкой на рыжих волосах. Видно, туристы, или на рыбалку идут. Они спросили, куда мы плывем и пожелали нам удачи. Дальше мы прошли поворот, и слева увидели большую, озаренную солнцем, отмель. Напротив нее и вдалеке были красивые скалы. Мы немедленно решили здесь причалить, встать на обед и позагорать. Когда ложишься на землю, ветер перестает чувствоваться, и ощущаешь только жар солнца. Так мы и сделали. Осмотрели поляну возле отмели, стоянку. Саша сходил поснимать виды Вогульского камня вдали, и мы пообедали. Расстелили коврики, разлеглись, и минут сорок наслаждались жарой, словно где-нибудь у Черного моря. Но вскоре солнце зашло за деревья, и немедленно стало холодно. Ну, мы оделись, да и поплыли дальше. Как только мы вписались в поворот, у окончания скалы Александр заметил желанный объект - охотничью избушку, а может, рыбачью. Это неважно, потому что он к любому такому строению испытывает неподдельный интерес. Пришлось срочно приставать к берегу - осматривать данное сооружение и снимать его на видеокамеру. Сашу особенно радовало то, что домик настоящий - то есть старый, покрытый мхом и почерневший, все, как надо. Он обрядился в штаны, чтобы не покусал никто, и крапива не пожалила, и отправился к избушке. Вокруг нее были заросли кустов, елки, высокая трава с той самой крапивой Также у домика имелось одно застекленное оконце, крытые сенки с открытой дверью. С наружной стороны висело жестяное корыто, а с внутренней - тазики, веники и всякая другая утварь. Двери в избушку были просто прикрыты. Внутри мы увидели черный подгнивший пол, грязноватые полати, столик, кругленькую печку, лавку. К перекладине на веревочке подвешен пакет с едой - крупа и соль, наверное. И многие постояльцы избушки оставили на ней свои автографы - кто просто имя-фамилию, кто город и год посещения, а кто-то написал "Спасибо" большими буквами. Саша, проходя по полянке, спугнул большую птицу, подозреваю, что тетерку. Ну, спустились мы обратно к реке, сели в лодку и поплыли дальше, впереди нас ожидала развилка "Кутим". Проплывали скалы, впадения мелких речек, лавировали по перекатам, и это местами уже напоминало рафтинг, даже волны в лодку пару раз заплескивали.

Мы все ждали большого разлива Улса, который должен был указывать на эту самую развилку, и все же подошли к нему как-то неожиданно. Я увидела разлив, налево - высохшее русло, заваленное бревнами, направо - достаточно большую поляну, и предположила, что это, наверное, и есть поворот на бывший Кутимский завод. Но он усомнился, сказал, что просто обычный поворот реки. И тормозить мы не стали, поплыли спокойно дальше. А надо заметить, что течение здесь было быстрое. И вот, уже почти пройдя мимо поляны, я вдруг увидела на сосне табличку, где было белым по синему большими буквами написано "р. Я указала на это обстоятельство, и мы стали в пожарном порядке тормозить, и против течения выгребать к выходу на берег. А выходы - две штуки, были очень неудобные - земляные, только у самой кромки воды немного камней. Мы выбрали тот, который пониже, глинистый, и кое-как выбрались и вытащили лодку, чтобы не унесло течением. К поляне из леса выходила просека, но самой реки Кутим нигде не было видно. Мы поднялись наверх, и посмотрели по навигатору, та ли это дорога, что приведет нас к заветной цели - дому посреди необитаемого леса, на месте чугунолитейного завода на реке Кутим. Да, это была именно она. Вид у Саши был немного растерянный - он явно не знал, что делать. На часах было четыре часа, а на Кутим мы планировали потратить целый день. Решили разгрузить лодку, и спрятать ее, не сдувая, вместе с вещами, в лесу, а самим по-быстрому сходить на экскурсию - ведь идти всего где-то 4 километра. К вечернему чаю уже можно было вернуться. Александр согласился, но стал переживать, куда же спрятать лодку?

рыбалка на улсе

А вдруг кто-нибудь найдет ее вместе со всем снаряжением? С собой мы решили взять только напоясные сумки с документами и деньгами, нож, воду, перекус, ну и конечно, видеокамеру. Ну вот, пока я потихоньку разгружала и сортировала вещи, Саша искал место для "склада". Оно нашлось всего одно - на самой тропе вдоль Улса, в той стороне, откуда мы приплыли. Дело в том, что лес вокруг был заболочен, так что сухие места оставались лишь на дороге и на этой тропе. Делать нечего, приходилось рисковать. Метрах в 50 от поляны, чуть в стороне от тропы, на кочки прямо над водой, мы положили палки, на них наши пайолы, а уже на них - рюкзаки и прочее. Все накрыли сначала лодкой, потом тентом от старой палатки. А на него навалили травы, чтобы ни с реки, ни с дороги не было заметно, только если близко подойти. Кстати, рядом с нашим "кладом" стояло большое дерево, осина, примерно сантиметром 80 в диаметре, и оно до половины внизу было сточено на конус по кругу чьими-то зубами, как раз на уровне роста бобра. Если это бобры - респект им за такую мощь. При первом же сильном ветре это дерево рискует упасть. Сами переобулись в кроссовки, надели штаны-кофты, и отправились навстречу приключениям. Вышли примерно в Сначала дорога выглядела вполне пристойно, даже довольно сухо, и мы бодро шли. Потом начались лужи, но их можно было кое-как обойти по краю. Слева в нескольких метрах шумела река Кутим, достаточно большая, почти как Улс, можно и на лодке плыть. А дальше наступил момент, когда вся дорога превратилась в одну огромную лужу, обойти ее не получалось, потому что сразу у дороги начиналось болото. Мы остановились, озадаченные, и стали оглядывать все вокруг в поисках обхода.

  • Лодка акл своими руками
  • Что такое телевизионный фидер на передатчике
  • Надувная лодка без жилета
  • Купить ультралайтовые снасти
  • Заметили, что в одном месте трава вроде как примята, как будто кто-то шел. Вот мы и свернули на болото, в лес. Обходной путь углублялся в лес, петляя между кочками и топкими местами, потом выровнялся и пошел параллельно дороге. И следующие минут мы пробирались по нему, прыгая через корни, коряги, лужи, проваливаясь в мокрый мох. Кроссовки у меня подмокли, и казалось, что конца этой тропинке не будет. Но вот путь повернул обратно к дороге, и мы, наконец, выбрались на твердую землю. Хоть и мокрую, всю в больших лужах, которые мы обходили по траве сбоку, по корням. Зато было очень тепло, почти жарко, светило солнце, кусачих насекомых нигде не было видно. Лес давал тень, и идти было не трудно. У дороги постоянно попадались грибы. Два белых мы даже на видео сняли - там был большой старый гриб, а под его шляпкой прятался маленький и хорошенький боровичок. Видели и рыжики, и маслята, и подберезовики. В некоторых местах дорогу пересекали ручьи, впадающие в Кутим. Они были накрыты сверху стволами и присыпаны землей, чтобы можно было пройти-проехать. В одном месте встретилась колея прямо в траве - выход к Кутиму. Дальше еще был выезд на хорошую стоянку с чурбачками и столом.

    рыбалка на улсе

    Потом дорога вышла к Кутиму, к броду через него. Я было подумала, что придется разуваться, но умный Александр уже знал, что здесь есть старый мост. К нему вела чуть заметная тропка. Мост так зарос кустами, что его было не разглядеть с двух метров. Мы вышли на него, и удивились размерам бревен, из которых он был сложен. Это были старые, замшелые стволы чуть не по метру в обхвате. Они лежали двумя слоями, и верхний слой обрывался за полметра до берега, но перейти было можно. Скорее всего, мост был через речку Саменка, которая протекала через болота, и впадала в Кутим. Снова вышли на дорогу. Теперь большинство луж на ней затягивала зеленая ряска, что придавало дороге еще более дремучий вид. Да, о дремучем виде - лес вокруг дороги мог нагнать страху на городского жителя, он был абсолютно непроходимый, с огромными елями, вывороченными корнями, висячими мхами и лишайниками, паутиной и другими прелестями. При этом в нем стояла полная тишина и полумрак. Не хватало только избушки на курьих ножках. Были также ровные полянки, покрытые нежной, светло-зеленой травкой - самые что ни на есть трясины. Но мы ничуть не смущались видом леса, и шли себе по дороге, обходя лужи, переходя ручьи и речки. С обочин дороги в лесу часто взлетали тяжелые птицы - опять тетерева, вероятно. Через некоторое время мы дошли до развилки, перед которой висел знак "примыкание дороги", что уже само по себе странно в таком месте. А на дороге, идущей справа, виднелись знаки "Пересечение с железной дорогой" и Между прочим, на обратном пути мы увидели еще один знак, не замеченный ранее - "ограничение скорости до 20 км". Это было тем более смешно, что двигаться на такой бешеной скорости по этой дороге мог, разве что, танк. Ведь глубина некоторых луж доходила до колена. После этой забавной развилки дорога временно улучшилась, стала гораздо суше и даже ровнее. Мы обрадовались, пошли быстрее, тем более, что до Кутима остался, согласно табличке, всего лишь километр. Но наш пыл быстро остудили огромные лужи, заливавшие всю дорогу от края до края, да, к тому же, затянутые зеленой ряской. Пришлось снова карабкаться козьими тропами по обочинам, кустам и траве. Затем мы вышли к участку, где дорога шла прямо по берегу Кутима, обрываясь непосредственно в воду, да еще с уклоном в ту сторону. Так что, если ехать на машине после дождя, можно запросто съехать в реку вместе с частью дороги. Хорошо хоть подложка дороги каменная, из гальки, а не из глины, а со стороны леса была настелена гать. Но вот Кутим снова отошел подальше, а через дорогу в него влились пара ручьев. Километр все что-то не кончался. Было жарко, уже хотелось куда-то дойти, но у меня было опасение, что, может, и ходить-то туда не стоит. Вдруг мы найдем там только грязного мужика в качестве сторожа, и ничего интересного? Последний участок дороги отличался особой изощренностью препятствий - надо было перепрыгивать огромную лужу по жердочкам, которые качались и проваливались в воду. Но и с этим мы справились. Слева от дороги потянулся большой луг с высокой травой, до самой реки.

    А река здесь отворачивала влево под прямым углом, и текла под горой, неожиданно открывшейся нашему взгляду, где и находился когда-то поселок Кутим и Кутимский завод. Весь склон горы, повернутый к реке, был безлесный, покрытый травой, а близко к вершине - большой дом необычного вида, и возле него еще всякие строения - теплица, сараи, ветряк крутится И вроде бы ходит корова. Вдоль дороги, ведущей к дому, высажены огромные старые тополя - ровесники завода, видимо. Высоченные, раскидистые, настоящие реликты. Проходя под ними, мы уже пыхтели, ведь теперь к жаре добавился подъем вверх. Слева в небольшом отдалении стоял какой-то указатель, но прочитать, что там написано, пока было нельзя. С возвышенности посмотрели на реку Кутим - она сверкала на солнце. Мы удивились, что дом построен так далеко от реки, метров триста-четыреста, ведь это не слишком удобно с хозяйственной точки зрения. Метров за пятьдесят до дома мы остановились - там залаяли собаки, и мы подумали, что лучше дождаться выхода хозяев. А пока стояли и рассматривали строение. В доме было два этажа, по первому его опоясывала большая застекленная веранда, а на втором посреди фасада гордо красовалось панорамное окно примерно три на три метра с синими шторами, а над ним - не менее гордая гипсовая фигура орла. Слева перед домом росло дерево, а под ним белела гипсовая же фигура девушки с кувшином. Она была удивительно неуместна здесь. За оградой дома находился огород, бывшая конюшня, где теперь проживали козы. На верхнем ее этаже были запасы сена. Дальше был внутренний дворик, за ним - большая теплица. За домом выше по склону была поляна, покрытая множеством каких-то пеньков, а слева - загончик, черная собака на цепи, баня. А если пройти еще левее - можно увидеть большой металлический рыжий вагончик на полозьях, типа строительного - это, как нам потом объяснили, гостевой домик для туристов, там же рядом туалет. У дома ходили люди, двое. Они вошли в дом, и уже с веранды, открыв окно, мужчина окликнул нас, чтобы мы подходили. Мы спросили про собак, мужчина ответил, что сейчас их привяжет. Ну, с одной это у него получилось, а вот вторая, молоденькая лайка персикового цвета никак не хотела терять свободу. Она с лаем носилась, не даваясь в руки, бросилась к нам, и тут выяснилось, что намерения у нее самые дружеские - она стремилась скорее облизать нас, наскакивала, становясь на задние лапы, виляла не только хвостом, но и всем телом, визжала и всячески выражала радость по поводу нашего прибытия.

    Хозяин в отчаянии попросил нас помочь ее поймать, я сначала опасалась, но потом решилась, и схватила собаку за лапы, обняла, и передала хозяину. Он посадил ее на цепь, и бедняга стала плакать и жаловаться, а потом обиженно ушла в конурку под дом, откуда периодически выходила и повизгивала. Тем временем мы познакомились с хозяином, вернее, сторожем этого дома. Расспрашивал его, в основном, Александр, а я старалась все запомнить. Звали мужчину Василий, родом он был из Красновишерска, там его и наняли на эту работу. Выглядел он колоритно - крупный, крепкий, еще не старый хотя сказал, что на прошлой неделе стукнуло 60 , яркие живые глаза, большая борода, золотые зубы.

    рыбалка на улсе

    Жил он в доме на тот момент уже 4 года, следил за хозяйством, встречал хозяина и редких туристов, ходил на рыбалку и охоту, растил на огороде овощи, держал коз, а когда-то и кроликов. Помогала ему его, видимо, жена, Ольга, симпатичная довольно молодая женщина с короткой стрижкой. К нам она так и не вышла, хотя несколько раз выглядывала из окна веранды, видимо, все же любопытно было. За продуктами Василий ездил в Красновишерск, на оптовую базу. На лодке самосплавом по Кутиму, Улсу до Золотанки, там на машине до города, и обратно на моторе. Ну, зимой, видно, на снегоходе. Еще иногда привозят им по заказу вещи и продукты из Североуральска, по той самой дороге, которую мы мимо проходили. Ветряк, который мы видели, крутился не просто так - он заряжал аккумулятор. Еще в доме был генератор, висела спутниковая тарелка. Насос качал воду из родника поблизости, но это только в теплое время года. Пока мы беседовали, к нам вышло небольшое стадо коз - все беленькие, стройные и грациозные, с колокольчиками на шейках. Но вот сопровождал их монстроподобный здоровенный козел с нереально здоровыми рогами. Василий сказал, что их мерил, 65 сантиметров в длину! Козел был бурый, звался Проня, и имел стоящую торчком гриву по всей спине, обхват шеи, как торс Александра. Больше всего он походил на горного барана. На меня он особого внимания не обратил, а вот в Саше увидел соперника, и стал всячески угрожать - рыл копытами землю, тряс гривой, показывал язык, жевал губами, сопел, целился рогами Особенно его раздражала, кажется, видеокамера. Но окрики Василия удержали грозного самца от нападения. Тогда он подошел к небольшой елочке, и стал чесать об нее свои грандиозные рога, и ободрал бедное деревце до состояния голой палки. Саша снял все это на видео. Еще надо заметить, что ужасен был не только вид козла Прони, но и его запах - впервые я почувствовала, как это - разит козлом. Василий сказал, что уже запарился "душного козла" от дома гоня Еще он рассказал, что козы дают каждый день 6 литров молока, а холодильника нет, так что все это надо как-то обрабатывать - делать сметану, масло, творог, сыр Поэтому на веранде все в банках с белым содержимым, а собаки скоро будут кататься, как колобки - ведь им скармливают все, что не успели обработать. Саша стал расспрашивать, кто этот дом построил. Василий поведал, что некий состоятельный житель Североуральска в е годы построил этот дом, чтобы от кого-то скрываться. А потом стал мэром Североуральска, договорился с Вайским лесничеством, чтобы оформить этот дом и землю под ним как туристическую базу, для того и завел гостевой вагончик. Сам он прожил здесь с женой лет пять-шесть, а сейчас наезжает пару раз в год на несколько дней отдохнуть с друзьями. А строила дом целая бригада лесорубов и строителей, хотя комнаты в доме небольшие, веранда только большая. Мы спросили, что осталось от Кутимского завода. Василий сказал, что почти ничего. Метров по насыпи на горе пройти - будет затопленный карьер, еще есть остатки стены и доменной печи, сложенные из природного камня.

    Где-то еще вверх по горе штольня старая, заваленная паровозом, но сам он не ходил и не видел - ему это не надо. Просто поверить было невозможно в этом глухом уголке тайги, что с по годы здесь работали на чугунолитейном заводе 3 тысячи человек, по узкоколейке к Вишере вывозили чугун, сначала на конной тяге, потом локомотивами. В рабочем поселке на Кутиме даже телефон работал, и шли представления в театре! Руда в этих местах была очень богатая. Но после того как царское правительство не захотело продлить договор концессии, иностранцы свой завод остановили, печи взорвали, узкоколейку разобрали. Мы сходили, поискали эти остатки стены и печи, но ничего не нашли. Просто спустились по полю вниз, к реке. При этом Саша провалился в колею с водой, промочил кроссовок. В Кутиме набрали воды, попили. Видели на берегу узкую длинную деревянную лодку Василия, весла, лодочный мотор. Александр прошел довольно далеко по дороге в поисках стены, но уперся в болото. В последующий час мы уже вместе на крутом скалистом берегу по очереди держимся за удилище, а остальные пытаются что-то предпринять. Любые попытки поставить лодку над рыбой заканчиваются сматыванием лески на полметра-метр. Натяжение старой лески 0,5 доходит до того, что ее больно держать голой рукой, но, несмотря на все усилия, рыба со дна не поднялась ни на сантиметр. Руки дрожат от волнения и усталости, местные немудрено матерятся, а таймень периодически напоминает, что он никакой не топляк. Одному из местных это надоело, удилищу дали слабину и секунд через 30 вытащили блесенку в целости и сохранности. Старое мясо им не нужно, это как старая корова, а вот копеечные по нашим меркам снасти покупать не на что. Слово трофей им чуждо и не понятно, им нужна рыба для еды кг весом. Ничуть не расстроившись, они поплыли дальше, а мы еще полчаса безуспешно обкидывали прилегающую территрию. Несколько ниже по течению, уже далеко от того места, мы смогли поймать своего первого в этом походе тайменя около 1 кг. Это оказался единственный наш таймень на Улсе. Следующее утро предвещало впадение нашего судна вместе с водами Улса в Вишеру, которая, как все знают, является притоком Камы. Вишера более полноводна, но вместе с тем уже настолько широка и прямолинейна, что при встречном ветре приходится изрядно махать веслами, чтобы двигаться, несмотря на попутное течение. На Вишере уже настоящий трафик маломерных судов как деревенского производства, так и современных. Несмотря на перекаты и отмели многие судна уверенно идут против течения прямо по мелководью, видимо на водометах. Последняя стоянка перед деревней Вая ознаменовалась поимкой еще двух небольших тайменей, что немного компенсировало неважное от изначальной трудовой рыбалки настроение.

    Активный отдых на Урале

    Ниже Золотанки в устье речки Горнечки раньше был деревянный мост через Улс. Сейчас его разрушенные опоры заставляют поволноваться капитанов. Это препятствие, как и последующие перекаты, проходится у левого берега. Ниже моста есть площадки для стоянки, с которых открывается вид на последний на Улсе береговой камень. До Вишеры осталось около 6 км спокойного сплава. Но мы так и ниче не поймали Сплавлялись от Золотанки мост через Улс , потом перешли в Вишеру и закончили в д. Воды в реке маловато но когда вы пойдете я думаю она будет дожди пройдут. Это однозначно Урал или зил 30км до пр. Кутим но водопадов вам не видать. Поезд до североуральска из Перми идет, без пересадок? Все выходят на станции Бокситы. Нас всегда забирали оттуда. Остатки узкоколейки можно обнаружить в урочище Двадцатка. Еще в х годах здесь был небольшой поселок в 10 домов, лесоучасток. Название свое поселок получил от французов: Сейчас здесь покосы жителей Золотанки. На правом берегу Улса живописные скалы, а напротив, на северной оконечности Кваркуша, над лесом взметнулись скалы на горе Пелины Уши м.

    СПЛАВ по УЛСУ

    Их видно только с воды. В названии горы - отголоски коми-фольклора: Улс река Улс После Двадцатки в русле реки Улс много островов. Вероятно, названием своим он обязан разработке золотоносных песков в XIX веке 2 золотых прииска было на Улсе. Не исключено происхождение его и от названия речек, стекающих с хребта Золотой Камень: